Ковчег

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ковчег » Основная игра » Счет открыт


Счет открыт

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

Время и место действия: Даллас, 8 апреля 2253 года.
Действующие лица: Пол Найквист, сотрудники СБК, далее по обстоятельствам.
Дополнительно: через три недели после отправки докладной записки по результатам  командировки в Центральную Африку.

0

2

- Пол! – голос Ладлоу звучал глухо, словно тот обернул трубку слоем вспененного полиуретана, - послушай, Пол. Не глупи. Возможно, твоя записка застряла в Отделе Контроля, ты же знаешь, как у них…  электронная корреспонденция делится на потоки, возможно, какая-то безмозглая девица отметила ее как спам.
Щелк. Щелк.
- Что это?  - он насторожился. Трубка скользила под пальцами, ухо горело.
- Что?  - даже на расстоянии в голосе босса слышалось  наигранное удивление,  - о чем ты? Я сейчас дома, приболел…  Будь  у меня  через час,  - неловкая пауза, шорох, -  или… нет! Послушай, не уходи никуда, я через час  закончу дешифровку твоей африканской записи и  сам заеду. Хорошо?
Пол кивнул.
- Эй! Ты что молчишь? – всполошилась трубка.
- Да, конечно, я подожду. Босс.
Щелк. Щелк.
Ладлоу, когда врал жене, что задерживается на работе до глубокой ночи, дергал себя за мочку левого уха, и прижимал трубку к правому сильнее обычного, словно боялся, что ее недоверие выплеснется в кабинетное пространство, стиснутое стеллажами с образцами горных пород.  Потом он нажимал кнопку отбоя, и пожимал левым плечом (всегда выше правого, и рабочий халат сидел на нем чуть криво), с ухмылкой вскидывая на Пола немного виноватый взгляд блекло-голубых глаз.
Пол зажмурил глаза.
Вот босс стоит, прижимая трубку к правому уху,  и теребя мочку левого, но смотрит не на него – напротив стоит другой, человек в сером, ничем не выделяющийся из толпы. Ладлоу кладет трубку и виновато дергает плечом.
Человек в сером смотрит вопросительно. Эти люди умеют задавать вопросы, не разжимая губ.
- Он ждет меня  в лаборатории через час.
Серый человек кивает и исчезает за дверью.

Он положил трубку и мелком взглянул на циферблат. Двадцать два-тридцать пять.
Щелк. Тридцать шесть. Хронометр подмигнул навязчиво-красным.
Поздновато для рабочего визита.
Ощущение опасности, еще призрачное, мягкой лапой сдавило грудную клетку. Он глубоко вдохнул.
«Параноик! Чертов параноик! Приедет Ладлоу, вы еще раз поговорите, ты попросишь его сделать пару звонков, чтобы уточнить, попала ли докладная записка к нужному человеку».
Он еще пытался убеждать себя, но усиливающееся беспокойство настойчиво гнало его прочь.
Ладлоу сказал – через час. Сколько у него есть? Сорок минут? Полчаса?
Что-то подсказывало ему, что меньше.
Щелкнул пульт, свет погас, и в темноте  он услышал едва различимый звук зуммера – кто-то вызывал лифт.
Пол сорвался с места и выскользнул из кабинета. Электронный ключ остался в ячейке.
Если идут за ним, решат, что вышел ненадолго. Покурить. В туалет.
Десять минут у него есть. Наверное.
Коридор, освещенный голубоватым светом, был пуст и стерилен.
Он не пошел к лифту.
Оглядываясь, словно вор,  торопливо открыл запасным ключом дверь, ведущую на лестницу.
Гудели металлические перекрытия, зелеными огоньками  перемигивались индикаторы контроля электроснабжения.
Пол Найквист, перемахивая через ступеньки, бежал вверх. Сердце стучало у горла.

+1

3

- В лаборатории никого, - сообщил Каневски. Было бы удивительно, окажись оно по-другому. Выключенный верхний свет давал понять, что объекта на месте нет. – Ключ оставлен.
- Свяжись с коллегой у выхода, - произнес Бойд, – пусть узнает у дежурного, выходил ли Найквист из здания.
Да, именно с коллегой. Термин оперативник не нравился Майло. От него за версту веяло опасностью, а спугнуть цель – последнее, что требовалось от них в их работе. 
- Сотрудник Найквист не покидал здания, - спустя минуту раздалось в переговорном устройстве. 
Бойд кивнул, принимая информацию к сведению. Значит, объект все еще внутри. Вышел в туалет? В курилку? Или…
- Проверьте этаж.
Бойд еще раз вспомнил Ладлоу, говорящего по телефону. Его голос, интонации… Никаких попыток предупредить объект, все совершенно естественно. Найквист не должен был ничего заподозрить. И все же интуиция твердила Майло об обратном, а она за долгие годы службы была единственной, кто никогда его не подводил.
- На этом этаже никого нет, - прозвучал за спиной голос Каневски. – Возможно, он на других этажах. Я прикажу нашим людям…
- Возможно, - Бойд бросил взгляд на часы. Они потеряли семь минут тридцать пять секунд. Этого времени вполне достаточно, чтобы выбраться из здания через запасной выход. Дарить объекту еще столько же времени было бы ошибкой. – Отставить, если он внутри, то уже никуда не денется. Свяжитесь с коллегами из центра, - Майло поднял взгляд на подчиненного, – пусть загрузят программу слежки. Объект – Пол Найквист, личный номер 149b55xz. Оповестить все полицейские патрули. Дежурного по зданию ко мне немедленно, мне нужен ключ от запасного выхода.
Каневски козырнул, демонстрируя старую армейскую привычку, и исчез за поворотом коридора.

- Он активируется только в случае тревоги, - зудел над ухом перепуганный начальник охраны, пытаясь трясущейся рукой попасть ключом в замок. – А все ключи у нас строго подконтрольны.
Бойд дернул плечом, заставляя его замолчать. Голос дежурного раздражал.
За открывшейся тяжелой металлической дверью виднелась уходящая вверх и вниз лестница. Если предположения Майло правильны, и ему повезет - он еще нагонит беглеца. Если же нет, то, все что ему останется – это ждать. Программа слежки обнаружит объект примерно через полчаса.
- Двое вниз, - приказал Бойд, - остальные за мной.
Металлические ступеньки загудели под ногами, а индикаторы системы энергоснабжения подмигивали в такт торопливым шагам сотрудников СБК.

+2

4

Двадцать два – тридцать восемь.
Пол  задержался всего на несколько секунд – сначала на лестнице, у пожарного щита, сорвал пломбу и схватил  узкий металлический ломик; позже  наверху,  тремя уровнями выше - лихорадочно ощупывая замки на люке  вентиляционного отверстия.  Ломиком он поддел край решетки, та поддалась с сухим скрипом. Отверстие было узким, словно кишка,  но он сумел протиснуться внутрь, улегся плашмя, царапая локтями подрагивающий металл, через несколько минут  он выглянул с противоположной стороны металлической «кишки» - судя по запаху, это была химическая лаборатория, Найквист мысленно «прикинул»  и на следующем «повороте» взял левее. Гудели потревоженные трубы,  в голове навязчиво стучал метроном. Ему пришлось дважды ошибиться и повернуть не туда, и только с третьего раза он «выпал» в расширенную воронку  общей  вентиляции крупного торгового центра «Атлантида».
Ему повезло. Он попал в складское помещение. Пахло жженой бумагой (так всегда пахнут новые вещи из полиэстера), потом, почему-то ацетоном и едва  слышно –  сигаретами. Откуда-то сверху доносились голоса. 

Двадцать два – сорок семь.
Он все еще не мог объяснить себе, почему бросился бежать, но пугающая уверенность в том, что в лабораторию придет не Ладлоу, была хорошим катализатором двигательной  активности. Глаза постепенно привыкали к темноте.
В углу он заметил ленту транспортера.
Через тринадцать  минут Пол Найквист оказался в зале торговых автоматов.

Ближе всего к ленте стояли подростки – мальчик и девочка лет тринадцати. Очевидно из обеспеченных семей. Они вяло переругивались, решая, кто будет платить за залитый кофе карт-ридер.
Пол появился из-за пластиковой занавески неожиданно. Дети замерли, испуганно уставившись на свежую царапину на левой скуле.
Двадцать три – ноль пять.
- Привет, - он вспомнил, что до сих пор одет в офисный костюм  -  без пиджака, но в серой рубашке,  с болтающимся на шее галстуком-удавкой. На грузчика не тянет.
- Привет, - выдавил мальчишка.
- Тебе сколько лет? – спросил Пол,  бросая молниеносный взгляд на хронометр.
Мальчишка покраснел.
  «Опа. Они  нарушают комендантский час», - на его лице протаяло удовлетворение, как у сытого кота, увидевшего мышь.
- Шестнадцать! – парнишка с вызовом заслонил грудью девочку, на пол-головы  его ниже, - и ей тоже. Исполнилось  на прошлой неделе. А вы кто? На охранника не похожи.
- Я из СБ, - Найквист сделал «страшные глаза», - дуй отсюда. Через десять минут охрана гипермаркета пойдет с обходом.
- Спасибо, мистер! – мальчишка улыбнулся, - и вам приятного вечера!

Пол кивнул и быстрым шагом пошел к выходу из магазина, на бегу срывая галстук и расстегивая ворот сорочки.
Двадцать три - десять.
Тише.
Выровнять дыхание.
Не спешить.
Он влился в людской поток, устремляясь к выходу. Теперь он ничем не отличался от десятков покупателей – одинаковых, с размытыми, словно акварельные рисунки, слегка землистыми лицами.  Результат  жизни под землей.
Охрана  гипермаркета не обратила  на него внимания.
Через два квартала Пол Найквист остановился у банкомата, сунул пластиковую карточку  в прорезь и нетерпеливо забарабанил пальцами по кнопкам.
Банкомат зажужжал, выплюнул пачку долларов (новых, хрустящих, с особенным запахом – так пахнут только новые деньги). Он снял все, что у него было – не так много, как хотелось бы, но много лучше, чем ничего.
Сто девятнадцать долларов.
Карточку еще не заблокировали. Не успели.

Двадцать три – двадцать.
Пол втянул голову в плечи и направился в западный сектор – туда, где селились преимущественно рабочие промышленных предприятий и обслуга.
Он шел в автомастерскую Джимми Дилинджера.
Хорошие знакомые звали Джимми коротко – Ключ.

+2

5

- Он ушел через вентиляцию, - сообщил Каневски, указывая на выломанный вентиляционный люк, красноречиво свидетельствующий о том, что интуиция не подвела Бойда и на этот раз. – Отправить за ним людей?
Майло покачал головой. В это не было смысла. Вентиляция была единой для всего уровня. Найквист мог выбраться из нее где угодно. Лезть следом за ним в паутину шахт – пустая трата времени и сил.
- Что с поиском?
Каневски щелкнул переключателем переговорного устройства, связываясь с центром.
- Программа поиска запущена, все полицейские патрули оповещены. Ему не уйти, - почему-то Бойду показалось, что коллега говорит это больше для себя, чем для окружающих.
Сам Майло в утешениях не нуждался, он не боялся проигрывать, потому что не считал свою работу игрой.
Взгляд скользнул по циферблату наручных часов, выхватывая время. Двадцать два – пятьдесят пять.
Программа поиска обнаружила объект в двадцать три - пятнадцать, спустя двадцать одну минуту ожидания. Он направлялся в западный сектор.

До конца смены оставалось чуть больше часа, когда высветившееся на экране видеофона объявление о розыске подозреваемого заставило Слая заподозрить, что сегодня на работе придется задержаться.
И это подозрение окрепло, когда через двадцать минут пришло сообщение о том, что подозреваемый движется из центра в западный сектор.
- Он только что снял деньги из банкомата на восьмой центральной, - сообщил диспетчер, - движется в направлении первой западной.
- Вас понял, - ответил полицейский, нажимая кнопку питания на панели управления автомобилем. До первой центральной было меньше одного квартала.
Машина, раскрашенная в еще сохранившиеся с прежних до-апокалиптических времен бело-черные цвета, свернула на нужную улицу и медленно двинулась вдоль движущихся  по тротуарам двух людских потоков. Несмотря на позднее время, западный сектор не спал, живя своей ночной жизнью. Выхватить одно единственное лицо среди моря человеческих лиц человеческий взгляд был неспособен.
Слай активировал видеорегистратор, настраивая его на поиск разыскиваемого объекта.
Вдалеке послышались завывания других полицейских сирен, к сектору стягивалось подкрепление. Потоки людей дружно всколыхнулись, сбиваясь с плавного течения. И в этот момент регистратор запищал, выхватывая в толпе нужное лицо.
Машина остановилась.

+2

6

Он шел быстро,  подражая торопливой походке работяг, возвращающихся домой после смены. Их было много – Даллас являлся самой густонаселенной агломерацией Америки. Толкучка усиливалась. «Чистая» публика тут старалась не появляться - можно остаться без кошелька и кредитки.   Тротуары  заполнили люди, что не имели денег на электротакси и предпочитали душному метро узкие улочки  жилого сектора.  Это не могло называться «свежим воздухом», но хотя бы создавало зыбкое ощущение пространства…
Тут он впервые подумал, что многие из тех, что идут рядом с ним, тесно прижимая к бокам локти  и ввинчиваясь в толпу, чтобы на метр-другой обогнать соседа – вряд ли смогут представить «пространство» в  изначальном его значении.  В  «незамутненном», неиспорченном  виде. В виде гор, лесов, полей… котлованов мертвых озер, пустынь, чей край сливается где-то за пределами человеческого зрения с краем неба. Их пространство – слепой  мешок из бетона, стекла и пластика, разделенный  на сектора и уровни металлическими перекрытиями.
Другого они не знают.
Где-то совсем близко раздраженно рявкнул клаксон  - электромобиль-такси  вынырнул из-за угла и едва не налетел на праздного зеваку, глазеющего на неоновую вывеску.
Пол машинально  оглянулся и похолодел. 
В конце квартала появился сигнальный маячок патрульного полицейского автомобиля.
Это мог  быть обычный патруль. Он втянул голову в плечи и посмотрел влево – между домами мелькнул знакомый черно-белый силуэт.
Ему показалось, что он видит лицо копа за рулем  – хотя это было и невозможно, он чувствовал, как серые глаза-буравчики нащупывают его в толпе.
Что-то липкое потекло между лопаток.
Нет, это не мог быть обычный патруль.
Найквист  это знал наверняка. Он не мог знать, подключена ли слежка, как и не мог определить, работает ли браслет как «излучатель».
И все-таки он был уверен – время вышло, отсчет начался.
Пол остановился у двери какой-то лавочки и резко нырнул внутрь, едва не сбив с ног немолодую полную женщину, извинился. Едва ли услышав посланное в спину  проклятие,  уткнулся носом в пожилого китайца, стоящего у витрины с пластиковой посудой.
- У вас есть черный ход?
Китаец, хотя и выглядел флегматичным и «созерцательным», ответил почти сразу:
- Десять баксов.
Деньги он получил, и указал на винтовую лестницу, ведущую на второй этаж.
- Выводит на шестую улицу.
- Спасибо!
Дверь вела в узкий  коридор,  извилистый,  пахнущий мышиным дерьмом, который открывался наружу в полуслепой переулок-аппендикс.  Попасть  на улицу из него   можно было, только протиснувшись между двумя бетонными перекрытиями рядом стоящих зданий. Здесь пахло бедностью и отбросами.
Расстояние от  шестой до мастерской Дилинджера  -  не более полутора сотен метров.
Улица встретила пустотой и сквозняком. Вентиляторы гоняли по тротуару обрывок упаковочного полиэтилена.
И Пол  побежал.
Его шаги гулким эхом ударялись в стены.
- Мистер Дилинджер у себя?
-  А вы кто? Если по поводу зарядки аккумулятора, то и я смогу помочь, - худенькая белобрысая девчонка жевала жвачку, периодически выдувая пузыри, - у вас какой марки машина?
- Мне нужен мистер Дилинджер.
Пузырь лопнул. Девчонка с любопытством его разглядывала. Из «чистых», но какой-то странный.
Он чувствовал, как начинают мелко дрожать колени.
- Кто его спрашивает?
- Пол.

+2

7

Слаю понадобилось лишь несколько секунд, чтобы поднять автоматическую дверцу и выбраться из машины. За это время регистратор успел утихнуть, давая понять, что объект потерян. Последним изображением на экране видеофона застыла лавчонка, торгующая китайской, тоже сохранившейся еще с до-апокалиптических времени, едой. Вообще-то, если верить старожилам, раньше еда была вкуснее. Но сам Слай не знал, так ли это. Он родился уже после того, как на Землю обрушился метеоритный дождь.
С противоположной стороны улицы подъехали еще две машины. Выскочившие из них коллеги бросились к Слаю.
- Где он? – спросил тот, что был повыше и потолще, кажется, его звали Мерфи.
Полицейский молча указал на лавчонку.
Осмотр ничего не дал. Найквиста в здании не обнаружили. Продавец и его помощники оставались равнодушными к вопросам полиции, утверждая, что ничего не видели. Ситуацию изменило лишь появление еще одной машины, привезшей невзрачного человека в сером плаще. При виде него владелец лавчонки и его люди побледнели. Слаю тоже стало не по себе. Не каждый день по долгу службы ему приходилось встречаться со службой безопасности. И будь его воля, он предпочел бы, чтобы этих встреч не было вообще.
- Где он? – коротко спросил невзрачный, глядя на китайцев. Какой-то дедок молча ткнул пальцем в сторону черного хода.
Одновременно с его подсказкой на планшеты пришло известие о том, что объект покинул квартал и движется в глубину западного сектора.

Поздние визиты у Дилинджера всегда связывались с неприятностями. Это была установленная годами традиция. И сейчас, когда снизу прозвучал голос Пэгги, зовущий его и сообщающий о посетителе, Джим понял – неприятности не за горами. Когда же он увидел самого посетителя, то убедился, что те уже начались.
Сотрудники научных институтов не гуляют по ночам в подобных местах.
- Пол? – неуверенно уточнил автослесарь и по совместительству владелец автомастерской, хотя прекрасно видел, кто перед ним, и добавил. – Какими судьбами?
Вряд ли по вопросу, связанному с машиной, если она у Пола вообще была. Для этого в центре было несколько отличных мастерских, в которые предпочитали обращаться граждане состоятельных категорий.
- Закрой мастерскую, - велел Джимми девчонке, - сама подожди снаружи. Что делать, знаешь.
За это можно было не опасаться. Чутье на незваных гостей у Пэгги было отменным.
Девчонка с недовольным видом поднялась со стула, подошла к стене, нажала на кнопку, опускающую гаражные ворота и прошмыгнула наружу. Теперь можно было и поговорить.
- Если тебе нужны деньги, - иногда у Дилинджера брали взаймы крупные суммы любители нелегальных тотализаторов, - то проценты выросли. Теперь по десять в день.

+2

8

- Мне не нужны деньги, - быстро проговорил Пол, оглядываясь на жужжащие ворота.
Неправда. Деньги тоже не помешали бы. У него оставалось сто девять долларов.
На эту сумму можно прожить две недели… если не питаться в сети китайского фаст-фуда (та же синтетика,  но сдобренная химикалиями,  «идентичными  натуральным», и украшенная пластиковыми драконами,  а потому на пять-десять баксов дороже).
Однако он понимал, что платить Джимми Ди придется  ему. И по двойному тарифу. Или по тройному.
За возможность выжить.
Щелчок – автоматически включилась подсветка, осветив удлиненное лицо Дилинджера.
Старое знакомство… когда-то Пол пользовался им, когда ходил со «сталкерами» и бегал от полицейских патрулей. В другой жизни.
Ему казалось, к ней он уже не вернется. То, что когда-то  казалось (и, фактически, было) детской забавой,  игрой в «адреналин», сейчас превратилось в реального монстра, с металлическими лязгающими щупальцами и запахом серы.
- Мне нужно снять это, - он протянул левую руку, в тусклом свете мелькнул синий  пластик, - сможешь?

Отредактировано Пол Найквист (2014-08-09 20:17:39)

+2

9

Синяя полоска мелькнула на запястье Найквиста каким-то зловещим, почти трупным цветом. И Джимми понял, что дело не просто пахнет неприятностями, от него за милю несет перспективой окончить свои дни на каком-нибудь руднике.
«Умышленное повреждение идентифицирующего браслета» - всплыла в памяти одна из статей нынешнего уголовного кодекса, - «а также использование чужих браслетов без особого на то разрешения властей карается пожизненными переводом в категорию Е с вытекающим ограничением всех прав и свобод».
А следующей за ней была статья об укрывательстве беглецов от закона…
Был ли Найквист беглецом? Дилинджер был почти уверен, что был. От подобного браслета отказываются только в самых крайних обстоятельствах. Это равносильно отказу от всех своих гражданских прав, от продуктового обеспечения, от врачебной помощи. У браслета было много достоинств и лишь один недостаток: по нему можно было найти его обладателя.
И если Пола уже ищут, значит, скоро за ним придут. Придут сюда и арестуют того, кто помог беглецу бежать. Но не тронут того, кто выдал беглеца закону. Даже больше, за помощь в поимке беглецов полагались денежные и продуктовые вознаграждения. А лишние деньги или лишняя пачка белкового концентрата еще никому не помешали.
Все этим мысли пронеслись в голове Дилинджера за несколько секунд, на которые в помещении мастерской воцарилась тишина.
- Могу, - наконец, произнес автослесарь, так и не решив помогать ли ему Найквисту или нет. И лучшим советчиком в данной ситуации были деньги. Если Пол предложит хорошую сумму, ради нее можно будет рискнуть. Если нет… - Но это серьезнее угнанной машины и несанкционированного выхода на поверхность. Я могу попасть на исправительные работы до конца жизни, которая будет недолгой… Так что компенсация моего риска обойдется тебе, - Джимми ухмыльнулся, оценивая свой риск, - в пятьсот долларов. И деньги вперед.

+2

10

Пол  видел колебание на лице  Дилинджера.
Тот не был дураком, и понимал, во что ввязывается. История дурно пахла.
С какой стороны ни посмотришь – дело с душком. И нет, Джонни Ди ни к коей мере не являлся сознательным противником режима, чтобы пойти на подобное из желания помочь беглецу от системы или проповеднику свободы «от условностей». 
Да и Найквист ничем не напоминал новоявленного хиппи.
Деньги.
Только деньги. Деньги и надежда, что удастся отмыться от этого сомнительного дела.
Пол сглотнул, ожидая ответа. За спиной Дилинджера стол рабочий стол – гладкая столешница из пластика, отражающая желтоватый свет лампы, ящики с мелким инструментом. Компактный электрический лобзик. 
Он не мог быть уверен в порядочности Ключа. Тот может сделать вид, что соглашается. И сдать его властям.
Может… От напряжения снова взмокли ладони. Бежали секунды. Пол взглянул на хронометр. Если он не предпримет ничего в ближайшие десять минут, полиция, ведомая «маяком», будет здесь совсем скоро.  Синий браслет маячил перед глазами. Ему казалось, что место стыка керамических пластин  – едва заметная выпуклость – горячо пульсирует, отдаваясь барабанной дробью в висках.
Однако Джонни не знает, что слежка уже активирована. Не знает, но может догадываться.
Бежали секунды.
- У меня нет… нет пятисот долларов, - выдавил он, - возьми пятьдесят. Это половина того, что у меня с собой. Возьми ключи… это новая… почти новая Тесла-Микро HR, за нее можно выручить три тысячи. А если пустить на запчасти – то и больше. Она стоит на уровне G у здания Университета, стоянка 9, место 34. Вот парковочный чип. Возьми и отдай мне лобзик. И все. Я все сделаю сам.

Отредактировано Пол Найквист (2014-08-09 21:27:20)

+2

11

Ответ был примерно таким, какого Дилинджер ожидал. Пятьдесят долларов и машина… Машина беглеца, которая находится на стоянке и которую еще нужно перегнать в автомастерскую, рискуя все тем же арестом.
Деньги, полученные за поимку человека, оказавшегося вне закона, пусть их было в несколько раз меньше, казались более безопасными.
- Почему же ты сам не приехал на своей машине сюда, если готов рассчитаться ей? - Джимми усмехнулся и покачал головой. - Не пойдет, Пол. Если тебя ищут, твоя машина уже под наблюдением, меня возьмут, как только я выеду со стоянки.
Он сделал несколько шагов назад, к столу, на котором помимо лобзика лежали другие инструменты. Пальцы коснулись электроотвертки, сжимая ее. Реакция Найквиста могла быть непредсказуемой. В отчаянии человек способен на многое. А Пол всегда был немного… бешенным, это Дилинджер помнил еще с первых лет их знакомства.
- Извини, но либо ты даешь мне пятьсот баксов сейчас, либо мы подождем того, кто предложит за тебя не меньше.

+2

12

Он закусил губу.
Наивно было рассчитывать, что Ключа купить так просто. Он не дурак.
Слишком часто  имел дело с проходимцами,  и  редко – с порядочными людьми.
«С волками жить…»
Так, кажется, любил приговаривать Джонни  Ди в пору его, Пола, безбашенной юности.
- О’кей, -  согласился Найквист, -  ты прав, меня могут искать. Если бы не искали, разве  я отказался бы добровольно от этой штуковины, - он с омерзением коснулся синего пластика, не сводя напряженного взгляда с невозмутимого лица «приятеля», - хорошо. Пусть будет по-твоему. Пять сотен баксов, и ты снимаешь с меня этот чертов браслет и забываешь о моем существовании.
У него не было отшлифованной годами привычки врать. И все-таки он отчаянно надеялся, что  Ключ хотя бы сейчас поверит ему – на мгновение, снедаемый жаждой наживы. Поверит  в то, что Пол Найквист может и готов заплатить.
Откупиться.
Если человек бежит от закона, значит, тому есть причина? Возможно, неожиданное «обогащение» Найкиста не покажется ему совсем невероятным.
Возможно. Проверять времени не было.
Почему бы Полу Найквисту не гулять по Западному сектору с карманами, набитыми наличностью?
Бред.
Люди готовы поверить в бред. Охотно. Если он пахнет новыми баксами.

Почему бы и нет?
Пол усмехнулся. Улыбка напоминала волчий оскал.
Он  видел, как скользнула за спину  рука Дилинджера.
- Держи, и будь проклят,  - он вытащил из кармана руку, сжимая в ней тонкую пачку долларов. Так сразу и не поймешь, десятки или сотни.
Деньги веером полетели в лицо Дилинджера, и следом  Пол выбросил левую ногу, целясь противнику в пах.
«… по волчьи выть».

+2

13

Пол не стал глупить. По крайней мере, Джимми так показалось. И на лице автослесаря тут же, в предвкушении требуемой суммы, появилась довольная ухмылка, а в голове уже шевелилась мысль о том, что пятьсот долларов не так уж много. Может быть, следовало запросить тысячу?
- Ну, так бы и сразу, - произнес Дилинджер, увидев в руке старого знакомого новенькие, еще хрустящие купюры.
Откуда у беглеца такие деньги, Джимми задуматься не успел, но сам факт их существования не казался автослесарю чем-то невозможным. Причин, из-за которых человеку приходится скрываться от закона, может быть множество, и нелегальное обогащение – одна из них.
А в следующий миг заветные купюры метнулись к лицу Дилинджера, заставляя того нелепо взмахнуть руками.
- Какого… - полыхнувшая в паху боль оборвала ругательство на корню. Джимми обиженно подвыл и рухнул на колени, выпуская из пальцев отвертку и прижимая ладони к ушибленному месту.
Отвертка упала на пол и откатилась. Недалеко. На расстояние вытянутой руки.
- Уб-лю-док… - по слогам выдохнул автослесарь.

+2

14

- Даже не думай! – ногой он наступил на отвертку, и с хрустом опустил на затылок «приятеля» кулак.
Дальше все происходило быстро. Деньги рассыпались по пол, он топтал их,  не замечая.
Скулил Ключ.
Одним движением  Пол смел со стола лобзик, наклонился, поднимая отвертку, схватил Джимми за шиворот и приставил ее острием к тощей шее.
- Если шевельнешься – убью.
У него начала дергаться щека.
- Ты явно не в форме, приятель. Лобзик я  тебе не доверю. Заберу с собой. Сидеть, сука! – рука угрожающе дернулась, острие  проткнуло кожу,  - ты знаешь, мне терять нечего.
Терять ему было чего.
Он не был уверен, что сможет убить человека. Даже такого хорька, как Ключ.
Нет, сил хватило бы.
Не хватало другого.
Но Ключ об этом не знал. Не мог знать.
Судят по себе.
С волками жить...
Телефонный аппарат висел на стене. Пол швырнул Дилинджера на пол и перерезал шнур ножом, захваченным на столешнице.
Трубка с грохотом упала вниз. Пол вздрогнул.

+2

15

События сменялись настолько быстро, что Джимми успевал выхватывать из происходящего лишь фрагменты, касающиеся непосредственно его самого.
Боль в паху… Удар по затылку… Упершееся в шею и протыкающее кожу острие отвертки…
В том, что Пол сможет его убить, Дилинджер не усомнился ни на секунду, он ощущал это всем своим естеством, читал это в глазах позднего визитера. А потому старался не делать резких движений, не стонать и даже не дышать, чтобы не спровоцировать Найквиста.
Но в душе у него шла настоящая борьба, борьба страха смерти и жадности. Инстинкт самосохранения призывал не сопротивляться. Пусть Пол берет, что ему нужно и уходит, пусть убирается отсюда к чертовой матери. Визита полиции Джимми не опасался. Он всегда может сказать, что Найквист ворвался к нему и угрожал, связанные руки и кровь на шее лишь подтвердят его слова.
Но с уходом Пола он упускал шанс на вознаграждение. И даже истоптанные бумажки на полу автомастерской не могли его компенсировать. Их было слишком мало.
От удара об пол правая часть лица полыхнула болью, во рту почувствовался солоноватый вкус крови. Мысли о деньгах на мгновение отступили на второй план, сменяясь животным желанием жить – мертвым деньги ни к чему.
А в следующий миг зашипели, медленно поднимаясь, гаражные ворота. Пэгги спешила внутрь. Вот мелькнули ее ноги в потертых разноцветных кроссовках… Сквозь образовавшийся проем донеслись далекие завывания полицейских сирен.
И этот звук неожиданно прибавил Джимми смелости, заставляя страх уступить жажде денег. Его вознаграждение было почти у него в руках, достаточно лишь задержать Пола до приезда копов. Сколько минут тем понадобится? Две? Три? Пять?
Мысли еще метались в голове, а Джимми уже рывком вскинулся с пола, вцепляясь Найквисту в руку, которой тот сжимал отвертку, и изо всех попытался вывернуть ее так, чтобы острие вонзилось противнику в бок.
За мертвого и за живого платят одинаково…

+2

16

Совместно.

Лишь на мгновение Пол отвел глаза и машинально повернул голову на вой сирен.
Эта оплошность стоила ему недешево.
Дилинджер бросился на него внезапно, скаля мелкие зубы.
Отвертка скользнула по ребрам – он почувствовал, как что-то всхлипнуло, горячим обожгло бок,  и почти мгновенно пропиталась теплым сорочка, потекло вниз…
- Ах ты!..- вой приближался, или это отчаянно звенело в ушах?
Пол перехватил руку Ключа и с силой дернул вперед, выгибая запястье кзади, до хруста.
Джимми почувствовал, как острие скользнуло по телу противника, задевая плоть, и оскалился в хищной улыбке, налегая на руку еще сильнее. Его торжество оказалось коротким.
Пол вывернулся, перехватывая его за руку. Запястье пронзила боль. Дилинджер взвыл, заглушая воем хруст ломаемых костей, и осел на пол, сворачиваясь ужом.
Гаражные ворота поднялись. Пэгги застыла на пороге, с непониманием и страхом глядя на валяющегося на полу работодателя. Очередной пузырь жвачки лопнул, размазываясь ей по губам, но она этого, казалось, даже не заметила.

Вой приближался, в  голове вспыхивали и лопались красные круги.
Пол  наклонился, размахнулся коротко, снизу, и ударил Дилинджера в нижнюю челюсть.
- Чтобы наверняка, - жалости он не чувствовал, только странное отупение. Кружилась голова.
Он сделал шаг вперед, глядя на девчонку расширившимися глазами,   поймал ее за руку. Девчонка ожила и истошно  взвизгнула.
- Сидеть тихо! - рявкнул Пол, затаскивая ее внутрь,  и вдавил кнопку в стеновую панель.
Железо недоуменно  лязгнуло  и снова поползло вниз.
Ворота закрывались.
- Сидеть тихо! – повторил он, - поняла? Не открывать сразу, скажешь потом, я тебя ударил по голове, валялась в отключке.  Поняла?
Пэгги замычала и  с размаху села на пол рядом с Дилинджером.
Пол скользнул под ворота, пригнувшись, и побежал в сторону, противоположную вою приближающихся машин «копов».

Полицейские, оставив свои машины в начале узкой улочки, предназначенной лишь для пешего передвижения, добрались до автомастерской первыми, опережая Бойда на полторы минуты. И теперь колотили в гаражные ворота с требованием открыть.
Ворота нехотя поползли вверх. За ними оказалась перепуганная девчонка и валяющийся на полу слесарь.
Полицейские бросились внутрь, рассыпаясь по помещению. Майло, спасибо интуиции, понимал, что это бессмысленно.
- Каневски, передвижение объекта? – бросил он.
Коллега отреагировал почти моментально.
- Движется в восточном направлении.
- Свяжитесь со второй полицейской группой. Пусть перекрывают сектор и движутся нам навстречу. Офицер! – окликнул Майло полицейских. - Двум остаться здесь, задержать этих до выяснения, - Майло кивнул на автослесаря и девчонку. – Остальные за мной!
Кольцо вокруг Найквиста сжималось.

+1

17

Он продолжал бежать,  потом перешел на шаг  - навстречу двигались люди;  подземный город жил в своем обычном ритме. Никто не обращал на него внимания.   Идет человек – высокий, в темной рубашке и офисных брюках,  но бледный и с расцарапанной рожей. Приволакивает ногу. Одежка явно  с чужого плеча. Ничего особенного, таких тут много.
Бледный человек остановился и скользнул в узкий проход, с боков сдавленный бетонными стенами. Это был  «слепой» переулок между двумя зданиями – одно из них, кажется, было цехом какого-то пищевого концерна, второе – знаменовало начало жилого сектора. Первый этаж  занимала дешевая забегаловка для работяг, приходящих сюда после работы пропустить по стаканчику липкого  пойла, именуемого виски. Пол протиснулся дальше, между какими-то пластиковыми цистернами и ящиками, в угол,  сел, беспомощно привалившись к стене, вытащил из-за пояса миниатюрный  электрический лобзик.
Неприятно зажужжало, отдаваясь в  черепной коробке  истерическим визгом. Рука дрожала. Он поднес лезвие к  «окольцованному» запястью и слегка надавил. Искры посыпались в стороны, из глаз, что-то лопнуло в мозгу, ошалевшему  от боли.
Кусок бесполезного  пластика упал вниз, машинально он нащупал его и зашвырнул на груду бочек.
По запястью струилась кровь, он  перевязал его в спешке носовым платком.
Во рту было сухо и солоно.
Пол  поднялся и, едва переставляя ноги, пошел на тусклый свет  лампочки. Его хватило ненадолго. Через десяток метров он нырнул в очередную подворотню. У служебного входа в бар стояла электротележка.
Ему повезло - дверь была не заперта. За тонкой фанерной перегородкой вяло переругивались грузчики.
Он почти скатился с лестницы, поджимая ноги, спрятался за груду ящиков.
Его вырвало.
- Слышишь, Майк, шум какой-то? - перегородка затряслась.
- Крысы, наверное,  - равнодушно сплюнул  невидимый Майк, отодвигая стул, загрохотал сапогами по лестнице, - а!..  Это ты двери забыл запереть, засранец. Ветер гуляет.
Пол скрипнул зубами и потерял сознание.

+2


Вы здесь » Ковчег » Основная игра » Счет открыт


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC